Argofood.ru

Здоровый образ жизни
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Любовь это жертвенность

Что такое любовь

Подготовка к семейной жизни — самое полезное образование: дистанционный (онлайн) курс « Основные принципы строительства семьи»

Поиск самого близкого

Что может быть хуже полного одиночества? Душа начинает тосковать, если рядом нет того, с кем можно было бы поделиться. Человеку свойственно не замыкаться на себе, искать, находить что-то живое и общее с другими людьми. И вместе, как трудно найти того, кто понял бы тебя во всем до глубины души, хранил бы все твои тайны и сам ничего от тебя не скрывал.

Поэтому каждый ищет друга. И не просто друга.

Кто скажет, откуда берется это удивительное чувство, вдруг охватывающее душу, поражающее сердце, заставляющее совсем по-особому не как обычно, смотреть на человека противоположного пола?

Случалось ли это с вами?

В наше естество Господь вложил удивительную силу — любовь. Она, подобно магниту, заставляет стремиться друг к другу в поиске единения как душой, так и телом. Любовь соединяет двоих в одну душу и одну плоть, делает их самыми родными и близкими друг другу.

Любовь — дар Божий. Но можете ли вы сказать, как этот дар отли¬чить от влюбленности и от увлечения внешней красотой? Да и есть ли такое различие?

Помните, из «Ромео и Джульетты»: герой тосковал по Розалине, но, едва увидел Джульетту — и уже охвачен чувством к ней, а через сутки добивается венчания. Не случайно брат Лоренцо заметил:

У бурных чувств неистовый конец,

Он совпадает с мнимой их победой.

Разрывом слиты порох и огонь,

Так сладок мед, что, наконец, и гадок.

Избыток вкуса отбивает вкус.

Не будь ни расточителем, ни скрягой:

Лишь в чувстве меры истинное благо.

Так и в реальной жизни: едва увидев хорошенькую девушку, парень уже обольщен ею. Образ ярко запечатлевается в сознании, воображе¬ние влечет к мечтам. Сердце предается горячему, пылкому чувству.

Однако есть вопрос для размышления: почему бывает, что чело¬век, показавшийся сначала самым прекрасным в мире, при личном, более близком общении вдруг теряет свою красоту; напротив, нередко человек с виду невзрачный, по мере общения и познания его души, предстает все более и более красивым?

Любовь или бенгальский огонь?

Зажигали ли вы на Новый год бенгальский огонь. Он завораживает взор яркими искрами, но скоро угасает, оставляя затем один дым. Этому огню подобна и пылкая любовь, внезапно возбужденная красотой и внешними манерами. Ромео тягостно воздыхал:

Что есть любовь? Безумье от угара,

Игра огнем, ведущая к пожару,

Столб пламени над морем наших слез,

Раздумье необдуманности ради,

Смешенье яда и противоядья.

Неслучайно в порыве чувств Ромео и Джульетта заканчивают жизнь самоубийством, по сути, убивают и собственные души. Горе такой любви, при которой хотят насладиться только здесь, на земле, закрывая себе дверь к любви вечной.

А что было бы с чувствами героев, если бы они остались живы? На это отвечает реальная жизнь. Многие, едва загоревшись, остыли: красота ранее любимого лица исчезла, стала привычной, приелась, взамен явилось недопонимание друг друга, раздражение.

Да, со временем телесная красота увянет, плотское влечение остынет. Но если на нем основывалось взаимоотношение, то с прекращением страсти прекратится любовь.

Какова же истинная любовь?

Во время Второй мировой войны в одном госпитале встретились раненый солдат и медсестра. Они искренно полюбили друг друга. Расставаясь, обещали встретиться по окончании войны, и солдат подарил девушке полевой цветок. Минули военные годы. Жизнь разбросала любимых. Он находился возле Москвы, занимал один за другим высокие посты. Женился, но затем развелся и остался один. Наступила старость, и вдруг он почувствовал, словно кто-то кто-то родной и очень близкий приближается, идет к нему. Он получает почту и видит в конверте высохший полевой цветок, который некогда подарил. Она умерла, но перед смертью просила дочь написать ему письмо и положить в конверт этот цветок. Она знала о нем все, собирала вырезки из газет, но не решилась дать о себе знать — он занимал слишком высокое положение. Тогда он понял, что все это время любил только ее.

Любовь — это когда другой для тебя как твое «я», даже возвышеннее, чем «я». Ошибки в жизни совершает каждый. Но истинная любовь стремится быть вечной.

Настоящая любовь обращена к душе как к святыне. Она есть спокойное, ровное, тихое чувство.

Любовь — сокровенный свет, пребывающий в сердцах двух возлюбленных, который видят только они. Она есть вполне объективное ощущение, что все, что есть в этом человеке, — действительно «твое», это что-то родное и самое близкое твоему сердцу. И общение с этим человеком идет просто, естественно, без внутренней скованности, без лишних слов. Потому что есть какое-то родство, близость, сокровенность двух любящих друг друга душ, осененных благословением Божиим. Их близость — не в плотском разгорячении, вовсе нет, но во взаимном сердечном тепле, в постоянном согревании друг друга.

Истинная любовь — вся в глубочайшем внимании друг к другу и, значит, во взаимной верности, в полном принятии скорбей и радостей любимого как своих личных скорбей и радостей. Посредством зрения души другого красивым является и внешний облик его:

Все в ней гармония, все диво, Все выше мира и страстей; Она покоится стыдливо В красе торжественной своей; Она кругом себя взирает: Ей нет соперниц, нет подруг; Красавиц наших бледный круг В ее сиянье исчезает.

Читать еще:  Любовник моложе на 10 лет

Куда бы ты ни поспешал,

Хоть на любовное свиданье,

Какое б в сердце ни питал

Ты сокровенное мечтанье, —

Но, встретясь с ней, смущенный, ты

Вдруг остановишься невольно,

Перед святыней красоты.

А. Пушкин, «Красавица»

Настоящая любовь всегда чужда дерзости и ревнивого эгоизма.

Желание обладать другим человеком, насытить себя его красотой и девственностью показывает не любовь, а тайную гордость. Печорин рассуждал: «Есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет!» Себялюбивый ищет удовлетворения лишь себя, своих низких чувств. Он жаждет насытить свою эгоистическую, преступную страсть, но как только насытится, вмиг охладевает и даже отвращается от мнимо любимого.

Гляди, я дую на свою ладонь

И след любви с себя, как пух, сдуваю.

Развеяна. Готово. Нет ее.

О ненависть и месть, со мною будьте

И грудь раздуйте мне шипеньем змей!

В. Шекспир, «Отелло»

Любовь — чистота

Любовь — чистое чувство. Кто любит, тот благоговеет перед целомудрием любимого, видит в нем святыню и хранит ее, он не позволит телесной близости до законного супружества.

Блуд несовместим с истинной любовью.

На самом деле, кто действительно любит, тот даже в мысли не допустит плотской страсти в отношении другого.

Так, каждый может проверить самого себя: любовь ли греет сердце его или же страсть возбуждает плоть?

Однажды красавица мне говорила

О том, что такое любить:

«Любить — это падать, и в этом паденье

Другого с собой захватить».

Такую любовь я не знал и не знаю,

И знать не могу, не хочу. Иную мечту о Любви в своем сердце

Я светом надежд золочу.

Любить — самому в высоту подниматься

Тернистою узкой тропой.

Любить — это в райские двери стучаться,

Другого ведя за собой.

Архимандрит Исаакий (Виноградов)

Любовь – это жертвенность

Есть очень назидательная древняя притча. Некто, подойдя к дверям любимого человека, стал стучаться. И послышался голос изнутри: «Кто там?».

— Это я, — отозвался стучавший.

— Нет места двоим в этом доме, — отвечал голос, и дверь не отворилась.

Тогда пошел человек с желанием своим в пустыню, постился и молился в уединении и опять пришел через год к тому дому и постучался.

— Кто там? — послышался голос.

— Ты сам, — отвечал стучавший. И отворилась ему дверь.

Кто-то из древних святых заметил, что хотя небожителей намного больше, чем живущих на земле, однако на Небе — у всех одна воля, а на земле у каждого своя. Лишь любовь творит из двух воль одну, вдохновляя каждого отдавать свое ради другого. При истинной любви жертвовать собой не значит ущемлять себя, потому что у любящих жертвенность добровольная.

В 1888 году императорский поезд, в котором ехали государь Алек¬сандр III с семьей, потерпел крушение. Крыша вагона, в котором во время обеда находилась царская семья, стала проваливаться. Император принял на себя ее тяжесть и держал до тех пор, пока его жена и дети не выбрались живыми и невредимыми из-под обломков. Он по¬ступил так потому, что любил жену и детей больше, чем себя.

Напротив, печально известный Печорин сам указывает причину своих бед: «Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил: я любил для себя, для собственного удовольствия. »

Близка мать детям, близки друзья друг другу, но близость возлюблен¬ных намного глубже: они — одна душа, их скорби и радости настолько взаимны, что исполняется слово Писания: «Оставит человек отца и мать, и прилепится к жене своей; и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19: 5-6).

Любовь мирна и несет мир. Любящий человек не раздирается помыслами ревности, не сторожит «любимого», всюду видя возможных соперников и заранее обращая на них весь гнев. Истинная любовь верна и верит. Главная ошибка Отелло заключалась в том, что он охотнее и доверчивее слушал постороннего человека, нежели собственную супругу, любящую его.

Ревнуют не затем, что есть причина,

А только для того, чтоб ревновать.

Сама собой сыта и дышит ревность.

В. Шекспир, «Отелло»

Любовь не сковывает любимого, не запрещает ему общаться с кем-либо. Потому что истинная любовь свободна, она любит добровольно, жаждет встречной добровольной любви и верит в искренность любимого.

Любимый — кумир или образ Божий?

В жизни не все бывает ровно и гладко.

На пути двух любящих друг друга возникают определенные ступени взаимного познания.

Если вначале каждый настроен видеть в другом идеал красоты и всех совершенств, то по мере реального общения сталкивается с особенностями характера, с недостатками любимого. Тогда возможны огорчения, когда видишь, что любимый не во всем таков, каким хотелось бы видеть его. Этого не стоит бояться.

Есть смысл задать вопрос себе: насколько я сам соответствую идеалу, своим запросам о другом человеке?

Читать еще:  Что подарить замужней любовнице

Открой глаза на свое несовершенство, на свою собственную немощность, а отсюда сострадай немощам другого!

На самом деле, когда оба любящих преодолеют в себе надуманные стереотипы образа другого человека, когда все недопонимания разрешатся в духе любви и жертвенности, тогда реальный образ любимого предстанет намного красивее, намного лучше вымышленного.

Не делай из человека кумира!

И когда уйдут превратные представления о другом человеке по прихотям нашей испорченной природы, тогда окажется, что любимый в реальности как раз отражает идеал, соответствует всем сокровенным желаниям. Реальность выше вымысла, чище, лучше мечтаний. Но зрение идеала, а лучше сказать, образа Божия в другом человеке, возможно лишь при чистоте своего собственного сердца. Потому что другой человек бывает настолько красив пред нами, насколько мы сами с любовью относимся к нему.

Прими другого, какой он есть!

Если человека любят за что-то, это — несовершенная любовь. Истинная любовь приемлет другого таким, каков он есть в реальности, невзирая на его заслуги и достоинства, невзирая и на его недостатки. Любовь несовместима с гордостью, потому что чистая, искренняя любовь объемлет другого, каким бы он ни был.

А ложная любовь — самолюбие — довольна лишь теми, кто ублажает ее, кто льстит и заискивает перед ее самомнением. Поверьте, что именно такой была холодная душа Снежной Королевы: «Глаза ее сверкали, как звезды, но в них не было ни теплоты, ни кротости». Потому-то и «поцелуй ее был холоднее льда». Думающий о себе как об обладателе великих достоинств никогда не поймет другого, не почувствует его скорби, не порадуется радости, тем более не снизойдет к его недостаткам.

Путь к настоящей, прочной любви пролегает через непрестанный внутренний труд над самим собой, через искоренение страстей, которые все сводятся к самости, угождению своим желаниям. Но надо помнить, что только Бог может подать помощь в преодолении немощей. Один Господь скрепляет союз двух людей бессмертными, вечными узами.

Отчего в мире царит недоверие, неискренность, обособленность всех от всех? Почему мы часто в общении с другими испытываем и сами создаем внутреннюю скованность?

Человек постоянно замыкается на самом себе, не может открыть своего сердца другому. Он замкнут, потому что нет того, кто поймет его душу, и потому что часто в открытую душу плюют, ее попирают, как это случилось с сердцем любвеобильного Данко.

Мы одиноки в мире и часто либо озлоблены, либо находимся на грани какой-то оставленности, не ощущая опоры в жизни. Лишь истинная любовь к другому человеку, которую вложил Господь в естество наше и которая возникает лишь в христианском сердце, может вывести из состояния внутренней скованности. Чьего сердца коснулась любовь, тот не будет замкнут. Сердце любящего болит о другом, и эта боль растапливает холод бесчувствия, подает ощущение чего-то совершенно нового в жизни. Любовь обновляет человека и учит действительно жить, потому что истинная любовь — это жизнь не ради себя, а ради друг друга.

Любовь способна возвести человека от земли к самому Небу.

Жертвенность от любви

Жертвенность делается всё более непопулярной. Жертва — смешной. Не всякий современный школьник сможет объяснить даже, что означает это слово. Разве что оно прозвучит в сочетании с автокатастрофой, наводнением или уличным грабителем. А жаль. Ведь именно способность к жертве определяет человека как человека, определяет его достоинство. Не его имение и умение. Не талант и мастерство. А готовность пожертвовать собой и своим.

Жертвенность рождается от любви и неразделима с нею. Любви без жертвы просто не бывает. Любовь как раз проявляет себя в жертвенности. И то, что в людях сейчас так мало жертвенного духа, говорит, что в них мало любви. Да и откуда? Ведь — любовь от Бога (1 Ин. 4,7). Чем далее человек от Бога, тем менее он способен любить. Он и удаляется от Бога, потому что не способен на жертву. Ведь вера и любовь к Богу подразумевают, что мы жертвуем ради Него своими страстями, дурными привычками, греховными привязанностями. Когда разумный человек, не отвергающий существования Бога и не имеющий предубеждения против Церкви, тем не менее не желает становиться членом Церкви, жить церковной жизнью, то в основе этого нежелания лежит, как правило, какая-нибудь страсть или привычка, которыми он не решается пожертвовать. Мне вспоминается дом, куда меня часто приглашали, и где добрые хозяева всегда заводили разговоры о вере, о Церкви. Никто из этой семьи не был крещен, но все были готовы и желали креститься. Все, кроме главы дома, которого домочадцы любили и почитали. Он был добрый и приятный человек, о себе говорил, что непременно крестится, но не сейчас: «Я еще немного не готов». А вся его неготовность происходила от одной слабости, с которой ему не хотелось расставаться. «Еще не готов» длилось год, и следующий год, и еще пару лет, а потом этот здоровый и крепкий мужчина, как говорят, в самом расцвете сил, неожиданно умер от сердечного приступа.

Умер некрещеным. Не только ради Бога, Которого мы не видим, и о Котором не всегда имеем истинное понятие, но и ради своих близких, которых мы искренне любим, мы не часто бываем готовы к самопожертвованию. К старцу Паисию Святогорцу как-то пришел человек с просьбой помолиться о тяжело больной дочери. Старец пообещал помолиться, но предложил и отцу чем-то пожертвовать ради дочери: «Самоотверженная любовь всегда привлекает Божественное милосердие». Отец спросил, чем же он может пожертвовать. «Пожертвуй какой-то своей страстью». Человек тот мало понимал в духовной жизни и ответил, что у него нет страстей. Старец сказал: «Ты куришь? Если из любви к дочери ты бросишь курить, то Бог ее исцелит». Мужчина тут же бросил курить, и его дочь вскорости выздоровела. Однако, по прошествии времени, отец забыл о своем обещании и вновь закурил. Болезнь вернулась. Тогда он вновь пошел к старцу, но тот твердо сказал: «Если ты, отец, не имеешь мужества пожертвовать ради дочери своей страстью, которая вредит твоему здоровью, то и я не смогу ничего для тебя сделать».

Читать еще:  Замужние дамы ищут любовников

Утрата способности к самопожертвованию — основная причина отсутствия мира в современных семьях. Много вы встречали мирных семей? К сожалению, их очень мало. Супруги не желают жертвовать своими вкусами и привязанностями ради друг друга и оттого находятся в постоянном недовольстве. Дети не хотят жертвовать своей самостоятельностью и не слушаются родителей. Братья и сестры в претензии друг к другу в отношении домашних обязанностей. Никто не хочет поступиться своим. И всякий уверен, что должен уступить другой.

Жертвенность называют «святым великодушием» — мелким душам она не свойственна. Мелкая душа у эгоиста. Он всеми силами старается сохранить свое при себе, не уступить, не отдать, не потерять. Но в то же время на других людей он смотрит, как на своих должников, обязанных уступать, отдавать и жертвовать собой ради него. И когда этого не происходит, очень огорчается. Бедный человек. Даже приобретя и получив от жизни всё, что ему хочется, он останется очень несчастен. Ведь счастья в одиночку не бывает. Само слово «счастье» происходит от слова «часть». То есть оно возможно в единении с чем-то. Верующий человек счастлив, когда жизнь его проходит, как говорят, в Боге. Когда он старается изжить в себе всё «небожье», проще сказать, свои греховные привязанности, привычки, устремления. Любящий счастлив, служа любимому, как самому себе. Он словно живет не только своей жизнью, но и жизнью любимого человека. Когда в супружеском споре (которые случаются, как правило, по несущественным причинам) кто-то настоит на своем, он торжествует свою победу от силы полчаса, но даже в это время на душе у него неспокойно. Если же кто-то уступит, то обида поражения для него с лихвой покрывается радостью и душевным покоем.

Жертва смешна для тех, кто не знает Бога. Смешна, потому что не выгодна. «Как уступить, отдать, ничего не получив взамен?!» Но даже если те, кто не верит в воздаяние, в благодать, были бы внимательнее к своей жизни, могли бы заметить, что доброе дело, даже совершенное под давлением обстоятельств, приносит в душу некоторое умиротворение. Добро никогда не бывает бесполезным. Было это давно. Некий богатый человек очень не любил нищих и никогда не подавал милостыни. В свое время он тяжело заболел и, находясь в забытьи, увидел сон. В этом сне видит он, что будто бы уже умер и предстал пред Господом. Видит он и весы: на одну чашу бесы кладут все его многочисленные грехи и злые дела, а на другой чаше ничего нет. Но вот Ангел положил на чашу добрых дел кусок хлеба, и чаша с куском перетянула чашу с грехами. «Что это за кусок?» — встревожились бесы. «Это милостыня, которую сей человек подал нищему», — ответил Ангел. «Но он никогда не подавал милостыни», — не унимались противники, видя, что жертва ускользает от них. И тогда Ангел напомнил случай, как нищий попросил у богача милостыни, а тот, как обычно, ничего не дал. Но нищий не ушел от ворот и стал снова просить, тогда скупой, чтобы прогнать попрошайку, со злостью бросил в него то, что держал в руке. А держал он сухарь. Нищий поблагодарил и ушел восвояси. Этот-то сухой кусок хлеба и лежал теперь на весах на чаше добрых дел.

Господь не ждет от нас чего-то непосильного. Жертвенность может проявлять себя в самых простых ситуациях, в привычном обычном быту. Уступить спорщику, не упрекнуть виноватого, простить, подарить, подать милостыню, навестить, пожертвовать своим характером и воздержаться от упреков.

Небольшой пример из современной жизни. В большие праздники наши певчие обычно к трапезе добавляют бутылку сухого вина. Бутылка вина в праздник для большой компании взрослых людей — в этом нет ничего плохого. Но с некоторого времени это праздничное дополнение перестало появляться на столе. Оказалось, что кое-кто из поющих имеет известную слабость, и, выпив в праздник за компанию маленькую рюмку вина, потом уже не в силах остановиться и продолжает пить дома. Вот ради того, чтобы не соблазнять слабых, и была изменена программа застолья.

Никто не может назвать себя христианином, если не имеет привычки или хотя бы стремления к самопожертвованию. Потому что именно жертвенность уподобляет нас Христу, Который Сам есть Жертва. Только через личный опыт жертвенного служения ближнему мы узнаем Бога. И это приобретает нам душевную радость здесь в земной жизни и вечную в Царстве Небесном.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector